Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Как делают цветные революции

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП

Подготовка инфраструктуры

Правовое и финансовое обеспечение

Начинается работа с информирования Конгресса по теме и получение его одобрения. Например, для запуска проекта по Югославии была принята Директива СНБ 133 от 1984 года "Политика США в отношении Югославии". А по Грузии - доклад Госдепартамента Конгрессу США в 1997 о проблемах американской политики в Кавказско-Каспийском регионе. 

Затем разрабатывается законопроект, на основании которого осуществляется финансирование проекта и координация разных разведсообществ для работы. В случае с Югославией это Закон об ассигнованиях на зарубежные операции 1990 года. 

Создание каналов финансирования и центров влияние

Для запуска работ необходимо их достаточное финансирование, для чего создаются соответствующие каналы в виде сети НКО в самых разных областях. Вначале в страну «входят» материнские фонды, а затем создаются местные, финансируемые из материнских.

Так Грузинское протестное движение «Кмара» получало деньги из грузинского отделения Фонда Сороса и из «Международного общества за справедливые выборы и демократию» (ISFED). Обучали и тренировали активистов «Кмары» инструкторы из аналогичного сербского движения «Отпор», также финансируемого «Открытим обществом» Сороса. А представители ISFED осуществляли наблюдение за выборами в Грузии.

Collapse )
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Использование символов

  

Использование "символов" в информационных войнах не менее широко как и утаивание информации. Символами в данном случае называются образы, имеющие значение для аудитории в силу воспитания, убеждений, в силу психологических особенностей личности, в силу авторитетности…. Техника такого воздействия основан на созданной ранее ассоциации между самим образом и отношением аудитории к нему. Например спортсмены ассоциируются у нас с успешностью, с достатком … 

Collapse )
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Утаивание информации в информационных войнах

  

Это и утаивание ключевой информации, и ее скрытие от аудитории или ее искажение полностью или частично, оттягивание момента раскрытия (обнародования) токсичной информации и т.п. действия. Всё это проявление такого приёма как "утаивание" информации.  Радикальным  вариантом данного метода является блокирование источников информации оппонента. 

Например, в рекламе продукта или услуги их достоинства пишут большими буквами и вверху или по середине, а любую потенциально опасную информацию – мелкими или в малозаметных тонах и чаще внизу. И то если этого требует законодательство. Одна из форм проявления данной технологии являются сноски и примечания в договорах. Помните эти неприметные «звездочки» в описании преимуществ и возможностей? Или «Имеются противопоказания. Перед применением проконсультируйтесь с врачом». Вот пример такой рекламы.

Collapse )
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Что делать с негативом

Работа с негативом в управлении репутации - это частный случай информационной войны, а по тому и подход к работе с негативом такой-же. Начинать нужно со стратегии. Какова ваша цель в работе с негативом? Зачем работать с негативом? И только исходя из этого – как работать с негативом?

Итак, зачем вообще работать с негативными отзывами? Откинем деструктивные варианты на подобии «из мести», «а чтоб неповадно было» и т.п.. Тогда остаётся вариант - для того, чтобы эти самые отзывы не воздействовали на ваших потенциальных покупателей и не снижали запланированную эффективность (компании, мероприятия, продукта…). При таком подходе становится понятнее цель, а значит и средства достижения цели. Но как сделать так, чтобы негативный отзыв не имел нежелательного воздействия на вашего потенциального клиента? Кстати, появился параметр: нежелательное воздействие на целевую аудиторию.


Первый способ – сделать так, чтобы потенциальный клиент не увидел этот самый негативный отзыв. Если не увидел, значит и воздействие не будет, если только информация не дойдёт окольным путём, но это отдельная тема.

Второй способ – сделать так, чтобы негативный отзыв не имел не желательного воздействия, другими словами – не отталкивал потенциального клиента от вашей кампании, проекта, продукта….

Сделать негатив «невидимым» для ЦА

Начнем с «удаления» негатива. Это, на первый взгляд, кажется наиболее эффективным способом борьбы за репутацию.

Удаление негатива

Использование «права на забвение»

С 1 января 2016 года в России действует так называемый закон «о праве на забвение». Точнее - Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 264-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации". Этот закон обязывает поисковые системы по заявлению гражданина и без решения суда удалять из результатов поиска ссылки на незаконную, недостоверную или неактуальную информацию о заявителе.

Вот что пишет сам Яндекс по поводу этого закона: «Из всех обработанных обращений мы удовлетворили 27%, по 73% ответили отказом, в том числе по 9% — частичным отказом (удовлетворили требования в отношении части ссылок из обращения).

Высокая доля отказов связана с тем, что зачастую Яндекс не может проверить, достоверна информация или нет, нарушает её распространение чьи-то права или какие-либо законы. Мы предупреждали об этом ещё на стадии обсуждения законопроекта: закон закрепляет за поисковиками не свойственные им функции судов или правоприменительных органов. Эта проблема особенно заметна при работе с обращениями об удалении ссылок на незаконную и недостоверную информацию.» https://yandex.ru/blog/company/o-primenenii-zakona-o-prave-na-zabvenie

Сам запрос на удаление может перерасти в публичное обсуждение ситуации и тогда удалить «по тихому» опасный материал не получится. А возникший ажиотаж приведет к еще большему распространению негативного материала и еще ухудшит репутацию защищаемого объекта.

В поисковой выдаче, после применения «закона о забвении», вместо материала появляется вот такая надпись: "Часть результатов скрыта в соответствии с Федеральным Законом"

То-есть формально закон выполнен, а вот как это повлияет на аудиторию еще вопрос.

С Google сложнее. Он, конечно-же старается не провоцировать лишний раз надзорные органы, но когда получает запрос на удаление из выдачи неких материалов в соответствии с национальным законодательством, то помещает такие запросы в особую базу, индексирует её и даёт всем желающим возможность искать по ней :) Поэтому для желающих наблюдать кто от чего хочет избавиться - милости просим:   https://www.lumendatabase.org/  

"База данных Lumen собирает и анализирует юридические жалобы и запросы на удаление онлайновых материалов, помогающих пользователям Интернета, чтобы знать свои права и понимать закон. Эти данные позволяют изучить распространенность юридических угроз и позволяют пользователям Интернета увидеть источник абсорбции контента."

Правда Google уведомляет просителя о том, что произойдёт…

Договорённость с сайтом

Ведь никто не запрещает обратиться напрямую к администрации того ресурса, на котором размещен негатив, с просьбой убрать его. Убрать по причине нарушения Закона (например клевета) или за отдельную плату. Правда никаких гарантий, что материал не появиться на другом ресурсе, или на этом-же через какое-то время.

Противоправные методы

Конечно-же можно использовать и уязвимости площадок, но это уже прямое нарушение Закона. Тем ни менее такое тоже делают, причем используя разные способы вывести из поля зрения контент. Идут на прямое удаление странички с негативом, на корректировку контента на страничке, на изменение адреса странички и тогда при переходе на неё из поисковиков пользователь получает сообщение об ошибке…. Иногда, вносят негативную страничку в блек-лист браузеров (не спрашивайте как) и тогда при попытке перейти на нее пользователь получает предупреждение об опасности заражения… А иногда и заражают страничку старым зловредом, что приводит к помещению странички уже самими поисковиками и браузерами в блек-лист.

Парковка негатива

Данный вариант работы с негативом больше подходит для мест общения (обмена мнениями), а не для статичных публикаций. Заключается он в прекращении распространения негативной информации инициатором обсуждения.

Перевод общения в личку

Один из наиболее используемых способов «запарковать» негатив это перевести обсуждение из публичного места (комментарии к публикации) в приватное (почта, личка, месенджер и т.п..). Туда, где посторонние не увидят вашего общения, а значит и не увидят дальнейшей негативной информации.

Закончить обсуждение негатива

У инициатора негатива может по каким-то объективным причинам пропасть желание распространять негатив.

Троллинг

Вдруг в обсуждении, где распространяется негатив, вдруг начинается ругань, но не по вопросу негатива и без участия заинтересованных лиц, да еще с такой интенсивностью, что слово вставить невозможно. В общем настоящий «срач». Обычно уже через десяток соответствующих высказываний пользователям становится неинтересно «это» читать, а чаще и неприятно. Пользователи, случайно попавшие в такое обсуждение впоследствии, с высокой вероятностью не заметят за потоком действительно опасную информацию.

Отвлечение внимания инициатора

А если в обсуждение вбросить идею (мысль, посыл), которая увлечет участников и инициатора негатива? С высокой вероятностью все они переключатся на обсуждение этой новой мысли. И тут всё зависит от того на сколько увлекательна мысль и как долго поддерживается градус интереса.

Размытие негатива

Другой способ скрыть негатив, довольно близкий к предыдущим, это насытить обсуждение большим объемом вспомогательной, комментирующей информации. Когда объем этой информации станет значительным, найти в ней скрываемый негатив станет сложно.

Выдавливание негатива из выдачи поисковиков

Одним из наиболее востребованных способов борьбы с негативом (уж не знаю почему J ) является выдавливание, по интересующим запросам, из первых страниц выдачи поисковых систем нежелательных материалов. В результате при поиске соответствующих материалов пользователь будет видеть только «правильные» материалы.

Ослабить воздействие негатив на ЦА

Помимо сокрытия нежелательной информации, её (эту информацию) можно как-то преобразовать, изменить, интерпретировать, задействовать… В результате от такой информации можно получить пользу, а не вред.

Инверсия негатива

Другими словами – обращение негатива в свою пользу. Ведь любой негатив это еще и повод ответить, а ответ дает возможность рассказать о положительных сторонах защищаемого объекта (человека, организации, проекта…) – право на ответ. И рассказать подробно, с тонкостями и нюансами. Мало того, рассказать уже подогретой, заинтересованной аудитории.

Конечно-же не всякий негатив можно обернуть себе на пользу, но многий. Это требует некоторой упертости и въедливости, да и оппонент вряд-ли будет молча взирать на попытки его дискредитировать. Поэтому к организации «бумеранга» нужно подойти основательно, продуманно и с юмором.

Доведение негатива до абсурда

Такое изменение информации высмеивает её распространителя. Кроме доведения оппонента до белого коленья вы еще получаете позитивное воздействие на аудиторию – через всё тоже высмеивание. Симпатии аудитории на вашей стороне.

конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Флора и фауна интернета или как распознать бота

Проблема астротурфинга в социальных сетях только прогрессирует. По этой причине вопрос как определить что данный аккаунт это человек или бот или тролль остаётся актуальным. Его задают постоянно. Но прежде, чем на него ответить нужно навести порядок в терминологии.  Начнём издалека – ведь нас раздражает не то, кем или чем является аккаунт, а то, что он делает. В частности, занимается навязчивой рекламой, или агитирует за светлое будущее, или мешает конструктивному общению…. Это и есть пресловутый астротурфинг – «платное распространение идей». А что касается ботов и троллей, то это скорее способ управления аккаунтом в социальной сети. Если аккаунтом управляет программа – это бот. Если человек (или несколько человек – и такое бывает нередко) – тролль.
ИВ_Фауна интернета.jpg
В определении ботов есть одна особенность – отсутствие однозначного ответа на вопрос, бот или не бот? Связано такое положение дел с тем, что точный ответ можно дать, только контролируя сам аккаунт, а такой возможностью обладает лишь его владелец. Поэтому оперируем понятиями нечеткой логики. А сама система оценки близка по своей сути к скоринговой системе, когда принятие решения осуществляется по совокупности признаков, а не по одному показателю. И реализовывать ее нужно именно так – определив перечень показателей и оценив их вес в итоговой оценке.

Collapse )
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Активность "западных партнеров" в нашем интернет-пространстве


Армия США в 2011 году начала проект по созданию специальной программы, нацеленной на проведение проамериканской пропаганды через различные социальные сети и блоги. По словам представителя Centcom Билла Спикса, данная технология позволяет вести секретную блогерскую деятельность на зарубежных сайтах. В частности, такое ПО помогает противодействовать распространению пропаганды за пределами США, кампаниям по дезинформации или хакерским атакам. Контракт стоимостью 2,76 млн долл. достался зарегистрированной в Лос-Анджелесе компании Ntrepid.

Предполагается, что данная инициатива является частью операции «Искренний голос» (OEV), первоначально разработанной для ведения психологической борьбы с сетевой деятельностью сторонников «Аль-Каиды» и других сил против войск коалиции в Ираке. Генерал Джен Маттис, руководитель Центрального командования ВС США, которое выступило заказчиком ПО, заявил: «OEV создана для того, чтобы подорвать механизм вербовки и подготовки террористов-смертников, лишить наших противников прибежища, а также для борьбы с экстремистской идеологией и пропагандой».

Как пишет газета The Guardian, в рамках этой программы создаются вымышленные виртуальные личности в Twitter, Facebook и других соцсетях, которые по всем внешним признакам должны казаться обычными пользователями из разных стран и иметь убедительную легенду. Под контролем одного военного до пятидесяти онлайн-персонажей. Единый пункт управления расположился на базе ВВС США Макдилл близ Тампы (Флорида) и функционирует в круглосуточном режиме. Работает в нем не менее 50 операторов в смену.

Также предусмотрена изощренная система защиты от разоблачения. Отличить бот от настоящего пользователя затруднительно, поскольку фэйковым аккаунтам маскируют IP-адрес. Это позволит создать видимость того, что посты отправляются реально существующими пользователями из разных стран. Система используется для общения на китайском, русском, арабском, фарси, урду, пушту и других языках.
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Fishman - персональная программа мониторинга сообщений в интернете


Мы выпустили на вольные хлеба облегченную версию нашего мониторингового инструмента. Некоторый функционал "порезан" как особо-ценный для самих. Но основной отдаем страждущим. Назвали программу Fishman (Фишман) - обоснование придумайте сами.

Назначение программы - сбор текстовой информации из указанных источников, удаление дублей, удаление того, что не подходит под правила пользователя и раскладывание по рубрикам в соответствии указанными требованиями. Источниками могут быть любые сайты от простых РСС-лент и новостных порталов до соцсетей, форумов и поисковых систем.

Область применения программы достаточно широка. Фишман полезен для служб безопасности и конкурентной разведки, для журналистов и маркетологов, для политтехнологов и ПРщиков.
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Прием информационной войны "вброс - извинения"

Суть приема сводится к тому, что в инфополе выбранной целевой аудитории осуществляется вброс явно провокационной информации, информации, которая противоречит морали, устоям общества, нормам поведения… А в случае бурной ответной реакции – извинения за ошибку, непродуманные действия, неграмотность. В результате, с одной стороны, целевая аудитория получает порцию модулирующей информации, а манипулятор остается без наказания. С другой стороны, даже если у основной части целевой аудитории ударная информация и вызовет отторжение, тем ни менее она (информация) окажет воздействие на сомневающихся или на тех, кто не в курсе и это уже неплохой результат.
Это очень удобно – сделал своё дело и вроде как не виноват – извините мы не в курсе, не подумали, не знали, не могли предположить…. И примеров использования такого приёма с каждым днем всё больше. Это объясняется простотой самого приёма – не нужно серьёзной подготовки. Проработки, продумывания, легендирования, организации путей отступления на случай неудачи. Помните – в феврале 2014 года CNN назвала монумент в Брестской крепости - памятник мужеству советского народа в годы Великой Отечественной войны - «уродливым»?


А якобы необдуманный опрос ДОЖДя по поводу Ленинграда?

А недавняя провокация с комплексом «Родина-мать зовет» на Мамаевом кургане? Когда американский интернет-сайт Business Insider, посвящённый новостям бизнеса и технологий, составил рейтинг «самых абсурдных строений советской эпохи, которые до сих пор стоят». Наряду с различными зданиями и мемориалами стран бывшего СССР и Восточной Европы, в список была включена статуя «Родина-мать зовёт!», расположенная на Мамаевом кургане в Волгограде.
Как это делают
Выбирается тема, требующая с точки зрения манипулятора корректировки или являющаяся ключевой в интересующей проблеме. Это может быть нечто, являющееся «фундаментом» морали общество, нечто неоспоримое, нечто не вызывающее сомнений.

Далее проводится подготовка – обсуждение темы в нейтральных тонах и вовлечение в это обсуждение наибольшего числа участников из числа нужной ЦА.

После этого осуществляется основной вброс уже той самой «ударной» информации. Информации, моделирующей нужно поведение целевой аудитории или вызывающей нужную реакцию.

Когда «ударная» информация доведена до целевой аудитории осуществляется «отступление» - извинение за необдуманные действия, внутреннее расследование, посыпание головы пеплом… Но это не более чем способ уйти от ответственности. Ведь запланированное мероприятие осуществлено – выбранная аудитория была ознакомлена с «ударной» информацией и подверглась манипулирующему влиянию.
Зачем это делают
Этот прием является одним из многих в информационной войне, а по тому конечная цель его такая-же как и у других аналогичных технологий – управление поведением аудитории. Поэтому основной вопрос всегда один – кто та самая целевая аудитория? Для ответа на него нужно понять как данная технология воздействует на разные аудитории.

Люди противника
Если целевая аудитория это люди противника, то информация прямо противоречащая нормам их общества скорее всего не сможет оказать хоть какого-то воздействия на зрелых людей. Разве что только на предварительно подготовленных. Но вот на подрастающее поколение воздействие вполне возможно. Связано это с тем, что молодежь, а тем более тинэйджеры, более подвержены подобному воздействию в силу отсутствия у них значимого негативного опыта. А рассказы старшего поколения воспринимаются не более чем байки.

Применение данной технологии по отношению к людям противника ведет, в конечном счете, к расколу общества, к появлению группы разделяющей вашу точку зрения, а не точку зрения своих единоверцев. Если же в результате воздействия не удалось достигнуть хоть сколько-нибудь значимого успеха, то атакующему удается выяснить «расклад сил» в атакуемом обществе, наличие или отсутствие уязвимостей общества, понять реакцию общества на раздражители. Это, конечно не совсем то, на что рассчитывал атакующий, но это уже данные, которые позволят выбрать более удачную тактику для следующего воздействия.

Свои люди
Данная технология еще более эффективна по отношению к «своим» людям. Ведь в этом случае воздействие идет на уже подготовленную аудиторию, аудиторию, которая априори более благосклонно воспринимает информацию манипулятора, аудитория, которая уже думает почти так как нужно манипулятору. А по тому и воздействие на нее гораздо более эффективно.
Работая по «своей» аудитории манипулятор, используя технологию «вброс-извинения», обычно преследует цели дискредитации противника в глазах своих граждан, формирования в обществе нужного ему отношения к проблеме, к противнику.

Как этап проекта «Окно Овертона» ?
Наблюдаемое сейчас активное использование данной технологии на разных уровнях не случайно, а скорее всего является этапами более глобального мероприятия. Уж очень хорошо все эти события укладываются в общую схему, которая уже была использована в легализации гомосексуализма на западе. Речь о технологии, описанной Джозефом Овертоном - окно возможностей Овертона (The Overton Window of Opportunity) или кратко «Окно Овертона». Еще его называют окно политических возможностей (window of political possibility).
Суть технологии в том, что требуемый сдвиг мнений в обществе разбивается на несколько шагов, каждый из которых не является радикальным, а сдвигает восприятие идей лишь на одну стадию, а общепринятую норму к его границе. Это делает возможным последующий сдвиг так, чтобы достигнутое положение снова оказалось не радикальным по отношению к предыдущему этапу, что и даст возможность совершить следующий шаг, и следующий, и так до доведения идеи к состоянию общепринятой.
По данной технологии идеи проходят следующие стадии восприятия обществом:
-это немыслимо,
-это радикально,
-это приемлемо,
-это мудро,
-это популярно,
-это официальная политика.
Один из наиболее распространенных способов сдвига общественного мнения к границе отторжения — имитация беспристрастного научного исследования; приведение прецедентов принятия чуждых идей; имитация борьбы радикальных сторонников и противников идей с «умеренными» сторонниками, на чью сторону привлекаются симпатии общества; создание эвфемистических названий неприемлемых идей.
Использованы материалы энциклопедии Традиция http://traditio-ru.org/wiki/%CE%EA%ED%EE_%CE%E2%E5%F0%F2%EE%ED%E0

С уважением!
Нежданов Игорь
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Информационная война как госполитика запада

Информвойна_09
Западные "державы" давно уже возвели информационную войну в ранг государственной политики. Манипулирование мнение собственных граждан, манипулирование мнением граждан других стран, цензура, тщательно скрываемая за термином "демократия", жесткий идеологический контроль в том числе и в сфере искусства, активное использование соцсетей как для сбора информации, так и для распространения нужной информации - всё это элементы информационной войны, ведущейся ими уже давно.


Нас готовят к следующей войне
Галина САПОЖНИКОВА

…Вы поймете, почему это интервью пролежало в моем диктофоне почти два месяца, когда прочитаете последний абзац. Лень тут ни при чем.

Потому что поговорив с немецким журналистом Удо Улдкоффе о том, чем стала наша с ним профессия в эпоху информационных войн - я пришла к тому же выводу, что и он. Что заниматься журналистикой, пожалуй, больше не стоит...

Но окружающий мир явно так не считал, подбрасывая в костер одно полено за другим: то убивая журналистов из «Шарли Эбдо», то расстреливая Горловку и Мариуполь. Мир отвечал казнями, устроенными фанатиками ИГИЛ и хамством польского МИДа, выводил на антиисламские митинги Францию и Германию и стыдливо замалчивал имена тех, кто освобождал Освенцим.

И право, и обязанность информировать мир о мире по-прежнему принадлежало нам. И потому это было бы нечестно: не рассказать о том, почему Удо Улдкоффе написал книгу «Продажные журналисты».

«Журналистика была моей крышей»

- Я так долго ехала на встречу к Вам в этот затерянный Богом среди немецких лесов отель. Вы скрываетесь? Из-за этой книги?

- Я долгое время занимался изучением исламских стран и моей семье не раз угрожали. По этой причине мы дважды меняли место жительства. Сейчас никто не знает, где мы живем.

- Думали ли Вы, когда выбирали профессию, что придется так расплачиваться за славу?

- Я изучал политическое право и исламские языки в университете города Фрайбург и хотел быть юристом. Но стал журналистом, потому что происходил из очень бедной семьи - и когда закончил обучение, получил фантастическое предложение от газеты «Франкфуртер Альгемайне». Ну здорово же ездить в разные страны и зарабатывать много денег! 11 лет я был военным корреспондентом, жил на Ближнем Востоке и в Африке. Прошел через много войн.

- В начале карьеры, как и все, были полны иллюзий?

- Я абсолютно не представлял журналистскую жизнь. Однажды перед студенческими каникулами один профессор спросил меня – не хочу ли я прослушать двухнедельный курс лекций о конфликте между Востоком и Западом? Это в мои интересы не входило. Я хотел поехать в Италию, флиртовать с девушками, любить жизнь… Но тут профессор сказал: тебе дадут 150 немецких марок, оплатят проживание и будут бесплатно кормить. И я сломался.

Нас было 20-30 человек и это, конечно, была никакая не лекция: секретно собранная немецкой разведкой группа, чтобы определить – кто из студентов подходит для работы в спецслужбах, а кто нет? Изучали нас две недели, потратив адову кучу денег. А в конце поинтересовались – не хотели бы мы поучиться и на следующих каникулах? Пока я учился в университете на таких «лекциях» я побывал четырежды. В конце концов меня спросили напрямую – хотел ли бы я сотрудничать с немецкой разведкой и пообещали найти классную работу. И я ответил – ну конечно! Так я оказался в газете. Это была фантастическая работа и фантастические деньги! Через несколько месяцев я смог купить машину. Так что с самого начала я был завербован спецслужбами, а журналистика была моей крышей.

«Мои статьи писал не я»

- Можете назвать самые свои известные публикации?

- Наиболее громкие статьи, которые подписаны моим именем, писал не я, а спецслужбы. Я был обычным журналистом, а они сделали меня известным, потому что давали информацию, которую я не мог проверить сам. Многие статьи были в чистом виде американской пропагандой и дезинформацией. Я опубликовал в общей сложности 3500 тысячи материалов в «Франкфуртер Альгемайне» и из них 10-20 процентов не были моими.

- А когда вы поняли, что вас используют?

- Когда в редакцию пришли представители немецкой разведки и попросили напечатать под моим именем их статью. Я был рад помочь и даже гордился тем, что обратились именно ко мне. Мы с моими коллегами думали, что это и есть журналистика. Хотя в душе понимали, конечно, что мы – марионетки.

- И когда эти иллюзии стали рассыпаться?

- Случилось несколько очень жестоких вещей – в июле 1988, во времена ирано-иракской войны, я сфотографировал, как иракцы травят иранцев немецким газом, а американцы их инструктируют. Я хотел написать об этом, потому что всегда помнил, что Германия отравила газом 6 миллионов евреев и это никогда не должно было повториться. Думал, что напишу большую статью, чтобы об этом узнал весь мир. Но мой босс в «Франкфуртер Альгемайне» позволил опубликовать лишь маленькую фотокарточку с крохотной заметкой. Я не понимал, что происходит: я видел все это своими глазами, у меня были доказательства и снимки! Но мне сказали, что это никто не напечатает… Так что с самого начала карьеры я осознал, что лозунги про свободу слова и демократию – пустые слова. И что даже известнейшим журналистам в такой солидной газете как «Франкфуртер Альгемайне» не разрешается писать правду.

Я тогда тоже сильно отравился газом и заболел раком. Провел около полутора лет в госпиталях, чуть не умер, был счастлив оттого, что выжил и снова могу вернуться в газету. Которая немедленно отправила меня на новую войну - в Кувейт... Других вариантов кроме того как ездить на передовую и писать то, что от меня хотели – проамериканскую «дезу» и пропаганду - у меня не было. Но когда я болел и доктор сказал, что мне осталось жить всего три недели, одна девушка, которую я до этого видел лишь раз и которой зачем-то сообщил, что через несколько дней умру – вдруг сказала: «Хочешь на мне жениться?» Я не поверил своим ушам… Мы поженились и начали строить планы – куда поехать в отпуск и куда пойти учиться танцевать - и места для похорон и кладбища в этих планах не было. Она забрала меня из госпиталя, сказав: «Ты теперь женат, то есть, должен обо мне заботиться!» И мне ничего не оставалось делать, как выживать. Это фантастическая история – но сейчас мы женаты больше 25 лет.

За войной стоят люди

- Когда вы ушли из «Франкфуртер Альгемайне»?

- 11 лет назад. Стал фермером. Написал около 30 книг, среди них несколько бестселлеров. О чем? О немецкой иностранной разведке, о радикальном исламе, о том, как подготовиться к следующему экономическому коллапсу, как стать фермером, куда инвестировать деньги. Однажды один мой хороший друг, с которым мы дружили 25 лет - он был очень известным международным журналистом и умер всего пару месяцев назад - попросил: напиши книгу о том, как врут немецкие журналисты. Я думал, что издам ее только после моей смерти, потому что это будет взрыв. Но потом случились события на Украине и в России, и решился – хотя не бывал ни там, ни здесь. Сейчас я - обычный фермер, который смотрит новости по телевизору. Но до этого я все-таки был военным корреспондентом и потому знаю, что война не валится на голову как дождь с неба, за ней всегда стоят люди, у которых есть стратегия и понимание, как манипулировать людьми.

Я спросил себя – почему президент Путин внезапно стал «плохим парнишей»? И почему мы все должны помогать Украине против этих плохих русских? К чему готовятся западные спецслужбы? К следующей войне? Последней каплей было падение малайзийского Боинга МХ-117. Самолет еще не коснулся земли, как наши СМИ уже заявили, что его сбили плохие русские! Я сказал жене: это напоминает мне все то дерьмо, которое я читал и писал во «Франкфуртер Альгемайне», когда готовился к командировке на очередную войну. И я понял, что эту книгу надо опубликовать именно сейчас - потому что нас явно готовят к новой войне, которую хочет Америка.

- Вы предполагали, что книга «Продажные журналисты» станет бестселлером и про нее напишут во множестве стран мира?

- Но только не в Германии - журналистам не разрешают о ней даже вспоминать. Мы называем Германию страной свободы слова, но это симуляция. У меня здесь были журналисты из Белоруссии – они были реально шокированы, услышав, что у нас столько запретов. Запрещено критиковать мусульман, это одна из самых омерзительных вещей. Можно мочиться на христианские ценности и назвать это искусством, или водрузить крест в собачье дерьмо, что тоже вызовет бурю восторгов, но критиковать мусульман - дело подсудное. Не разрешается критиковать евро, потому что большинство немцев не хотело отказываться от немецкой марки, и критически относиться к иностранцам, приезжающих к нам из Африки – а то вас немедленно назовут нацистом. Мы с мои издателем ни копейки не потратили на рекламу, книга не попала ни в одно книжное обозрение на радио или ТВ – но продано уже 150 тысяч экземпляров. Сейчас она переводится на русский, венгерский, турецкий, французский языки. Более того – одна кинокомпания собирается снимать по ней фильм.

За все заплачено

- В Вашей книге опубликовано более трех тысяч подлинных имен «продажных» журналистов. Какова была их реакция?

- Каждое предложение в мое книге подтверждено. Я готов доказать, сколько именно тысяч евро было заплачено журналистам, которые летали на частном самолете в Пекин и потом написали позитивно о компании, которая их пригласила. Я указал имя одного очень известного издателя, который за свое вранье получил золотую медаль от Министерства обороны. Немецкие солдаты в Афганистане использовали американское оружие и получили отравления тяжелыми металлами, а он утверждал, что эти боеприпасы абсолютно безопасны! Я нашел и опубликовал документ для служебного пользования, в котором министр обороны предупреждает, что боеприпасы страшно токсичны, а этот конкретный журналист наврал и получил за это медаль. Если дело дойдет до суда, я покажу документы, сколько солдат было покалечено. После обнародования имен я был готов сесть в тюрьму или бежать в Москву, как Сноуден, трое юристов в разных городах Германии готовились меня защищать - но никто так и не позвонил.

- Можете ли вы описать механизм подкупа журналистами? Ну не вручают же им конверты представители американского посольства?

- Нет, конечно! В большинстве случаев давать деньги вовсе не обязательно. Меня, например, приглашали в США в поездки, в которых абсолютно все оплачивалось. Однажды в Оклахоме губернатор (встреча была организована ЦРУ, о чем я узнал позже) объявил меня почетным гражданином штата. Золотые часы как-то подарили. А еще много раз приглашали в Оман на курсы дайвинга, оплачивая водолазное снаряжение, о чем я не просил. Вовсе необязательно платить 10 тысяч долларов наличными, можно сделать иначе: пригласить в США и ласково спросить - с каким сенатором, актером или певцом ты, дорогуша, хотел бы встретиться? - мы исполним любое твое желание. И исполняют!

Европейская команда США

- Почему, по-вашему, так резко похолодели германо-российские отношения? За этим тоже стоит тень США?

- Разумеется - потому что при Герхарде Шредере отношения у нас были отличными. И Гельмут Коль тоже был большим другом Бориса Ельцина. Все началось с Ангелы Меркель. Американцы знаю нечто о прошлом Меркель и имеют возможность на нее давить. Это, конечно, мое частное мнение, но оно имеет право на существование. Официально Меркель - доктор физики, но некоторые данные говорят о том, что она делала карьеру как офицер коммунистической пропаганды. Думаю, что американцы владеют фактами, которые могут разрушить ее репутацию в обществе, если предать их гласности.

- Поэтому Германия в украинском кризисе ведет себя как колония США?

- Так мы и есть колония. Колония США!

- Исключительно односторонняя информация о России в европейской прессе буквально по всем вопросам тоже проплачена Америкой?

- После Второй мировой войны в Европе при помощи ЦРУ были во множестве созданы различные неправительственные проамериканские организации типа фонда Маршалла или «Атлантического моста». Чтобы сделать карьеру в немецких медиа, ты обязан сотрудничать с одной из них. Это европейская команда США. В руководстве ее – военные специалисты, которые планируют следующую войну. Дважды в год они встречаются за закрытыми дверями с избранными журналистами. Обычные люди не знают, где будет следующая война - в Ираке, Афганистане, Мали или Африке? – а они уже в курсе. Если вы посмотрите, сколько за пропаганду заплатил журналистам миллионер Джордж Сорос – это же немыслимо!

- В других странах Европы та же картина?

- Везде. И в Швеции, и во Франции, и Финляндии, и в Британии.

- Что вы думаете об истории с «Шарли Эбдо»?

- Я не понимаю, почему миллионы людей вышли на улицу по поводу убитых журналистов и ни один не возмутился гибелью людей в Донбассе. Они что – люди второго сорта?

- А вы как думаете - почему эти смерти в мире игнорируют?

- Потому что западные СМИ несвободны и не могут написать правду.

- Но мы же вроде бы называем себя «четвертой властью»? Выходит, нас так легко запугать или купить?

- Если Вам вдруг завтра позвонит Путин и скажет: «Я слышал о Вас и хочу пригласить попутешествовать со мной по миру на моем самолете – Вы напишете о нем что-нибудь негативное? Нет. Приведу свой пример: много лет назад я был приглашен во дворец оманского султана. Я сидел рядом с ним на софе – ни обслуги не было, ни охраны - только мы вдвоем, и брал интервью. Он уделил мне целых два часа. Я фотографировал его, мог задавать частные вопросы и чувствовал себя почти его другом! Я принадлежал к элите! Я прекрасно знал, что за стенами дворца люди сидят в тюрьмах и к ним никогда не придут адвокаты, но ничего об этом не писал. Потом султан не раз приглашал моего главного редактора, который тоже сидел на той самой софе. Вы действительно думаете, что газета «Франкфуртер Альгемайне» написала про Оман хоть одно плохое слово? Это всего один пример того, как подкупаются журналисты. Много и других.

- Вы бы выбрали журналистику снова, если бы выпал шанс по второму разу прожить свою жизнь?

- Даже с учетом того опыта, который у меня есть сейчас и количества стран, в которых я побывал благодаря профессии… Нет, я бы этого не сделал. Я бы не хотел проходить через этот опыт снова - за исключение ситуации, когда моя жена предложила мне на ней жениться. Это был лучший момент моей журналистской жизни! Мою супругу зовут Дорис, она долгое время возглавляла представительство одного швейцарского банка. Ей тоже надоело работать с раннего утра до позднего вечера, чтобы делать деньги ради денег. Несколько лет назад мы решили остановиться. Купили большую ферму и теперь по-настоящему счастливы в компании с животными.

- Какое событие могло бы заставить Вас покончить с тихой фермерской жизнью и вернуться в журналистику?

- Никакое – потому что в отличие от политиков и журналистов мои животные меня никогда не предадут.

Не до гавани. Война...

…Ну вот и как вы думаете: могла ли я заставить себя переводить интервью, в котором содержится приговор профессии? Плюс тайная мечта любого репортера, уставшего от суеты – сбежать на необитаемый остров от мира, который тот всю жизнь амбициозно пытается исправить, как Дон Кихот... Журналист, покупая однажды билет в свой персональный «рай», думает, что едет в один конец - и ошибается, потому что в эту его «тихую гавань» оказывается можно позвонить.

Удо Улдкоффе «позвонил» сбитый «Боинг» - после чего тот сел за стол и написал книжку про продажных журналистов.

Ну, а до меня «дозвонились» растерзанные Углегорск с Донецком, чью трагедию на Западе упорно не хотят замечать - потому вы и читаете, наконец, это интервью. Не до гавани, потому что война.
конкурентная разведка, Нежданов Игорь

Суд США разрешил властям Америки доступ к файлам на серверах по всему миру

Суд США разрешил властям Америки доступ к файлам на серверах по всему миру Суд отменил последние преграды, которые мешали спецслужбам США получить доступ ко всем данным пользователей услуг американских интернет-корпораций, даже если их данные хранятся на серверах за рубежом. В … Читать далее →